Мати молитвами повернула сина з того світу

За живе!

Эта история потрясла всю Украину. Антон Феденко – парень, который, заступившись за девушку, чуть ли не лишился своей жизни. Из двухмесячной комы его вывел голос его матери.

Антона едва не убили за мужской поступок. Семь лет назад Антон вступился за девушку, и это чуть не стоило ему жизни. Он уже был в коме. Дежурный врач сказал, что у Антона черепно-мозговая травма, не совместимая с жизнью, так что жить ему осталось дней 10. Как сказал заведующий нейрохирургии, который вел Антона, за последние 25 лет это единственный выживший с такой тяжелой травмой. Но изначально врачи не давали парню ни единого шанса: «Он никогда не откроет глаза, никогда не улыбнется, никогда не заговорит». Несмотря на запрет, мать прорывалась в реанимацию и непрерывно разговаривала с сыном. «Врач мнет, хлопает по щекам и комментирует, видите – он не реагирует, он не слышит вас, не слышит меня, он никак не реагирует», – вспоминает Татьяна Феденко. Но мать не теряла надежды, и Антон выжил, после чего заведующий реанимации сказал матери, что она может пожалеть о том, что он выжил. Потому что выхода из комы есть два: есть в сознании выход и есть жизнь растением. Антон вышел «растением» – то есть он ничего не понимал, ничего не осознавал, ничего не видел, ни на что не реагировал.

07s22 DSC04086

Татьяна Феденко пришла в студию проекта «За живе!», чтобы рассказать, как все было: «7 декабря 2008 года мой сын зашел проведать своих однокурсников в студенческое общежитие. В это время там совершенно незнакомый парень искал девушку. Он ее нашел, начал ее обижать, бить. Антон вмешался. Он заступился за девушку, в результате чего, когда он уходил домой, этот парень его подстерег в темном коридоре и избил сзади, со спины. У Антона была открытая черепно-мозговая травма, двойной перелом. У него была полностью разбита правая височная кость. И второй перелом с переходом на основание черепа. Антону было 20 лет. В реанимации врач спросил: «У вас есть еще дети?» Я говорю – да. У меня еще двое детей, девочки-близнецы. А какое это имеет значение, что с Антоном? Он говорит, что, к сожалению, Антон поступил в очень тяжелом состоянии. Шансов нет».

07s22 DSC04583«Мне показали окно палаты, – говорит Татьяна. – И сказали, где приблизительно находится кровать Антона. И я вот стояла, и я устанавливала невидимые связи, какие-то ниточки – от себя к нему. Просила по этим ниточкам: только держись, только живи, только держись! Меня не пускали 3 недели. Потом тайно от главврача, меня ночью пустили. А на следующий день мне сказали, что очень пожалели, когда я ушла. Потому что, когда исчез мой голос, вдруг Антон широко открыл глаза и начал искать голос, мотая головой в разные стороны. Я подговаривала нянек, они подносили телефон к его уху. Я говорила слова любви, в первую очередь, как мы его ждем. Я говорила, что я рядом, держись, сыночка, ты только держись, все пройдет, ты только держись. Я взяла плеер Антона, его музыку. Мы с дочками нарезали музыку, его любимые песни, которые он слушал, и мы перемешали его любимые песни, на которые я начитывала текст, также муж и дочери начитывали текст, и мы передавали в реанимацию. Ему в коме надевали наушники и прокручивали. И вот мне спустя 3 недели разрешили бывать в реанимации. Я придумала, что мне нужно стоять с левой стороны и своей левой рукой держит его левую руку. Наверное, потому что они ближе к сердцу. И вот когда я с ним разговаривала, я так и делала. Держала за левую руку. Когда я заговорила – у него появилась испарина на лбу. И так было все время, как только я приходила. В какой-то момент у него побежала слеза, я что-то начала рассказывать о детстве, какие-то воспоминания из детства, и у него побежала слеза…»

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Женщина родила здорового ребенка, находясь в коме

«Мать – это своего рода батарейка, – говорит мольфарка Магдалена Мочиовски. – Когда она стоит возле своего сына, она своей жизненной энергией подзаряжает сына и наделяет ее своей энергией. Она часть себя отдает ему. И только благодаря Татьяне он жив».

«Антон находился в коме 60 дней, – вспоминает Татьяна. – Однажды я зашла в реанимацию и увидела, что у Антона наполовину открыты глаза. Я старалась двигаться вокруг кровати, обращать его внимание на себя, но этот взгляд был мимо меня. И вот в какой-то момент, спустя месяц, я прихожу и понимаю, что Антон смотрит на меня. Он хочет что-то сказать. Антон до травмы очень хотел собаку – черного лабрадора. Я ему говорила, мол, сынок, я тебя прошу, открой глазки – я тебя куплю 15 лабрадоров, только дай мне знать, что ты меня слышишь. И вот Антон уже вышел из комы, он еще не разговаривал, и вдруг он мне пишет: «Когда будет собака?» Никакого света в конце тоннеля он не видел, но он говорит – я не все помню, но я четко помню твой голос».

Процесс восстановления длится по сей день. Врачи сказали, что мы не могут с медицинской точки зрения объяснить, как Антон выжил. Тем более, они не могут с медицинской точки зрения объяснить, как Антон интеллектуально восстановился.