За що соромно головному акушеру країни?

За живе!

В украинских родильных домах официально говорят, что ни о каких фиксированных суммах за роды речи быть не может, ведь по Конституции отказать роженице не вправе ни один роддом. Но так ли это на самом деле?

«Будет неискренне, если я скажу, что не слышал о вымогательствах в роддомах, – говорит главный гинеколог страны Вячеслав Каминский. – Хотя не скажу что, мне это приятно. Можно посочувствовать искренне пациентке, которая попала в роддом, например, с кровотечением и увидела невнимательность персонала – я не думаю, что мы сегодня открываем Америку, говоря о том, в каком плачевном состоянии находится медицина и акушерство в стране»

Вячеслав-Каминский1«Если возникают проблемы, есть четко выработанная система, как можно исправить ситуацию на месте, – говорит Вячеслав Каминский. – При входе в родильный дом есть телефон, по которому можно круглосуточно звонить. Есть старший дежурный врач. То есть вы должны потребовать у сестры срочно пригласить дежурного врача. Такого не может быть, чтоб не было врача. Кровянистые выделения в акушерстве – это сигнал SOS. Это красная лампочка, на которую реагируют все. И если, например, медсестра  по неопытности не реагирует, вы должны перезвонить в скорую помощь и сказать, мол, я поступила с кровотечением в такое-то заведение, меня там держат, заставляют подписывать какие-то бумажки. Но я думаю, что большинство вот таких моментов этических, оно должно решаться на уровне лечебного учреждения».

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Лиза Глинская прошла тест на диабет

«Конечно, я знаю о благотворительных взносах в роддомах, – говорит Вячеслав Каминский. – А знаете ли вы, какой объем финансирования сегодня койко-места в родильном доме? На 1 человека день пребывания в роддоме колеблется от 60 копеек до 6 гривен. Поэтому благотворительный взнос – это тот единственный пока, почти легальный способ получения денег, который позволяет закупить элементарные препараты для того, чтоб помочь в тяжелых ситуациях. Поверьте, 35 лет моего стажа не прибавляют оптимизма, когда я стою с протянутой рукой перед пациентами и пытаюсь каждому объяснить, что это деньги не идут мне на содержание моей квартиры. Не думайте, что это классно – собирать деньги с людей. Это стыдно. Мне стыдно».