PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Екатерина Назаренко рассказала о новом проекте "За живе!" | За живе!
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9Inphemh5dmUuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

«За живе!»: перші секрети з операційної СТБ

За живе!

С точки зрения асихотерапии смотреть на горящий огонь и текущую воду – занятие полезное, но с колокольни телебизнеса пустопорожнее – пиплметр к нему не прицепишь. То ли дело наблюдать людей в процессе работы – и цифру дает, и душу лечит. А уж если люди в кадре лечат других людей… Вдохновившись результатами своих предыдущих медицинских экспериментов, на канале СТБ выводят в эфир еще одного бойца в белом халате – новый проект «За живе!». Накануне старта я встретилась с его руководителем Екатериной Назаренко – узнать, что ждет зрителей в кадре, и что остается за ним.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– Екатерина, расскажите о людях, работающих над проектом. Обошлись силами ТО Дмитрия Кицая?

– Мы собрали, как я это называю, дрим-тим, потому что люди действительно потрясающие, а команда – это самое главное. Мы все – единомышленники, можно сказать, фанатики своего дела. Это для нас больше, чем телепроект, мы видим в своей работе некую миссию, и здесь собрались как раз те люди, которые многим готовы пожертвовать ради нее. Команда у нас большая. С некоторыми сотрудниками мы раньше работали на других проектах: почти весь руководящий состав – шеф-редактор Ольга Думанская и главный режиссер Александра Князева – в свое время были задействованы в шоу «Все буде добре». Оператор-постановщик Константин Кнутов, художник-постановщик Григорий Ермолин и режиссер многокамерной съемки Владимир Левашкин – это ребята, с которыми мы работали и на «Все буде добре», и на «Все буде смачно». Люди уже подкованы и готовы ко всему. Но, поскольку проект ежедневный и очень большой, то и людей нам тоже нужно много. Остальных ребят очень долго искали, собирали, да и сейчас поиск продолжается – штат набран не полностью. Я дорожу каждым членом команды.

– Говорят, что людям, далеким от медицины, опасно читать медицинские справочники – они начинают искать у себя симптомы. У вас в команде нет таких проблем?

– Так и есть. Среди студентов-медиков это называется, кажется, «синдром третьего курса». Опыт работы с медицинской тематикой у нас уже был, так что многое для команды не ново, но какие-то вещи все равно удивляют и заставляют волноваться. Поэтому мы ищем не только необычные проблемы, но и способы их решения: как живые люди, хотим понимать, как с этим бороться. Хорошо, что есть специалисты, дающие конкретные советы, которые можно применить. Паники, конечно, у нас не возникает – наверное, просто некогда (смеется). Зато есть живое любопытство: мы стараемся задавать себе те же вопросы, которые возникнут у зрителей, сидящих у экранов. Очень надеюсь, что у нас это получается.

– Почему отложили премьеру проекта? Ведь изначально называлась дата 6 апреля.

– Не успеваем с монтажами. Знаете, как это бывает: проект запускается, есть определенные планы, связанные с тем, как мы оцениваем его трудоемкость и так далее. А уже в процессе появляются новые идеи, которые тоже требуют времени на реализацию: где-то что-то узнали, услышали, «а давайте добавим еще вот это»… Кроме того, мы немного меняем технологию. Лучше выйдем позже, но сделаем более качественный продукт.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– Вы довольно долго искали ведущего. Почему остановились именно на Анне Кушнерук?

– Аня уникальна! Невероятно располагающий к себе человек, который живо интересуется людьми. А поскольку программа у нас для людей и о людях, она нам показалась идеальным модератором, который проявит и понимание, и сочувствие, и живое любопытство не только к теме, но и к людям. Плюс – она прекрасный психолог, а медицина и наше здоровье – это не только вопрос физического состояния, но и душевный настрой каждого человека. Врачи, между прочим, говорят, что от этого настроя зависит 60% успеха лечения – я уже нахваталась этого, могу вам рассказать об укреплении иммунитета (смеется)! А если серьезно, то все наши эксперты говорят об этом практически хором, и Аня – человек, который это чувствует. А еще она прекрасный интервьюер и людям хочется ей доверять.

– Вы изначально видели ее в качестве ведущей, или она проходила тракты на общих основаниях?

– У нас было несколько вариантов того, как мы хотим двигаться. Первая концепция – ведущий-врач, выступающий еще и в роли специалиста, а вторая – ведущий-модератор, который бы всем живо интересовался, был любознательным и представлял собой связующее звено между миром пациентов и миром медиков, потому что, как мы убедились, однозначно требуется переводчик. Мы попробовали оба варианта, и остановились на втором, а под него Аня подходила идеально. Она была не единственной, кто проходил пробы, но все сошлись во мнении, что Аня очень органична в этой роли.

– Дмитрий Кицай как-то назвал ВБД «матерью проектов» – из него родилось много самостоятельных программ. Когда появилась идея создать «За живе!», кому она принадлежит и почему взялись за эту тему? 

– «Все буде добре» – это уникальный проект, который лично мне дал очень много – и как человеку, и как руководителю. Он очень сложный в производстве, легкий в подаче, и при этом – гибкий для творчества из-за своей многожанровости. Так как он состоит из рубрик, разные темы представлены в разных формах, нет каких-то шаблонов. Есть общая канва, но мы всегда старались делать каждую рубрику другой, с новым видением. Это, по сути, давало нам возможность набивать руку на прощупывании форматов, тренироваться, так сказать, на малых формах. Мы получили интересный отклик от зрителей по теме здоровья: был сюжет о том, что могут сказать синяки под глазами об общем состоянии здоровья человека – по форме, по оттенку и так далее. И вот на одном из собраний наша редактор рассказала о том, что ходила к врачу, который, не зная, что она работает на СТБ, упомянул этот сюжет. После него, мол, к нему выстроилась целая очередь пациентов с одинаковыми вопросами. Тогда мы поняли, насколько на самом деле мы влияем. Мы и раньше получали много писем, отзывов от зрителей, а тут прямо инсайдерская информация, подтверждающая, что на это есть спрос. Плюс – безусловный успех проекта «Я стесняюсь своего тела», который обличил, насколько у нас все запущено – и в сознании людей, и в отношении к врачам и медицине.

– Но почему решили делать еще один медицинский проект? Разве тема не раскрывается в рамках «Я стесняюсь своего тела»?

– «За живе!» – это ток-шоу, на первом плане в котором стоит поучительная и полезная история человека. В каждом случае она становится наглядным примером для зрителей, с помощью которого раскрывается тема выпуска. Это и есть основной форматный признак проекта. Все эксперименты и наблюдения мы делаем прямо во время ток-шоу в студии. Герой приходит к нам не как на интимный прием у врача, а попадает, скорее, в круг общения: ведущий выслушает и поддержит, эксперты сразу проконсультируют, а ответы на основные вопросы будут получены здесь и сейчас.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

«Тела» – замечательный и успешный проект, мы, безусловно, отличаемся, но конечная цель и у них, и у нас одна и та же: сделать украинцев здоровыми, как бы высокопарно это не звучало. Ведь наши соотечественники даже по врачам ходить боятся. Недавно у нас был случай, когда молодой парень в течение лет пяти страдал от болей в желудке и изжоги. А оказалось, что у него проблемы с сердцем. Врачи знают, что изжога – один из признаков проблем с сердечно-сосудистой системой, и, обратись этот парень к медикам, они бы давно выявили заболевание, но он просто залечивал сам себя. И таких вещей очень много, и мы стараемся стать тем мостиком, который объединит мир врачей и простых людей. Тема медицины, на самом деле, бездонна, и ничего удивительного в том, что мы запускаем еще один такой проект, нет. Разный слот, к тому же, требует разной подачи и другого подхода.

– Слот, кстати, подразумевает отсутствие подробной визуализации проблем, как в «Я стесняюсь своего тела». Не переживаете, что из-за этого проект потеряет?

– Вы знаете, медицина действительно требует информативных кадров, но для этого у нас уже есть «Тела». Мы тоже стараемся быть максимально наглядными, при этом всегда помня, кто нас смотрит: очень не хочется сильно впечатлить детей или более возрастную аудиторию. Мы находим другие методы – большие макеты, инфографику. Очень помогает в этом плане наша студия, которой мы гордимся: из кабинета психолога она превращается в современную лабораторию, где можно провести какой-либо эксперимент. В общем, мы будем максимально информативными, насколько это позволяет слот.

– Раз вам приходится так подстраиваться под слот – почему программа будет выходить именно в нем?

– Заказ руководства канала, проект разрабатывался специально под этот слот.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– Расскажите подробнее о студии, кто занимался ее созданием?

– Студию придумали после того, как разработали концепцию проекта, и создавалась она под специально под эту идею. У нас был мозговой штурм, на котором мы решали, как это должно выглядеть. Потом макет визуализировал художник-постановщик проекта Григорий Ермолин. А реализацией, строительством под нашим чутким авторским контролем занимались Starlight Scenery. У нас есть две основные линии: личная история героя и прикладная часть, которая будет полезна зрителю. Мы очень переживали, чтобы доктора, которые привыкли говорить на медицинском языке, были понятны, и декорации тоже должны были помочь в этом. Так родилась идея двойной студии-трансформера. Кроме того, наши эксперты сидят вместе со зрителями – под них не выделено отдельных кресел, диванов, и это тоже продумано: в обсуждении могут принимать участие все, никто не выделяется. У нас в планах – ставить в студию разную медицинскую технику, чтобы зрители могли увидеть все то, что видят врачи. Например, хотим задействовать аппарат УЗИ, надеюсь, у нас это получится.

– Будете его брать в аренду?

– Да, конечно, покупать было бы слишком дорого. У нас есть партнеры, с которыми уже ведутся переговоры по этому вопросу. К тому же, он нужен не в каждом выпуске.

– Сложная техника, которая уже есть в студии – тоже арендованная?

– Есть что-то, что мы уже приобрели, например, микроскоп. Он нужен довольно часто, поэтому вопросов здесь не было. В принципе, пока мы обходимся без какой-то спецтехники, но идей у нас много. Может, когда-нибудь понадобится целая операционная (смеется). Самое главное, что нужно сказать о декорации – она меняется в зависимости от нужд каждого конкретного выпуска.

– Во время «стройки» вы консультировались со специалистами?

– По декорации такой необходимости не было, но под каждую тему нужен индивидуальный набор инструментов.  А в целом, конечно, консультировались с нашими медиками, медицинскими психологами, чтобы каждая тема была максимально проработанной.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– А с Мирославом Домалевским? Все-таки он уже набил руку на медицинской тематике…

– Мы, конечно, общаемся, потому что это наши коллеги, у них есть определенный опыт. Иногда созваниваемся. Но форматы у нас разные, так что какого-то плотного сотрудничества нет.

– Случалось ли так, что вы придумали какую-то тему, но потом поняли, что в проекте «Я стесняюсь своего тела» ее можно раскрыть лучше? Или, может, они отдавали вам своих героев по той же причине?

– Обмена темами – нет, не было. Дело в том, что у нас в проекте есть два направления: медицина как таковая, и социальная сторона вопроса. Конечно, какие-то пересечения будут, но мы по этому поводу не переживаем. Акценты в нашей программе расставлены по-другому, форматы разные, так что одна и та же тема будет раскрыта с разных сторон.

– А почему проект отдали вашему ТО, а не ТО Мирослава?

– Это, наверное, вопрос не ко мне – я не знаю.

– Из-за работы над «За живе!» вам пришлось покинуть «Все буде добре». Были ли какие-то сомнения по этому поводу?

– Конечно. Работа над «Все буде добре» – это 2,5 года моей жизни, он очень мне дорог. Даже мой сын сильно расстроился, когда узнал, что я ухожу из ВБД, не разговаривал со мной два дня. Но работа над медицинским проектом – моя давняя мечта, так что сомнения пришлось перебороть. Кроме того, я уверена, что такая программа Украине сегодня очень нужна. Надеюсь, что мы в этом не ошибемся.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– То есть, идея медицинского проекта в формате ток-шоу родилась у вас?

– Идея медицинского проекта исходила от руководства, потому что стала ясна востребованность темы здоровья. Мысль сделать это в формате ток-шоу возникла коллективно: мы долго думали, как можно максимально доступно объяснить все возникающие вопросы, и остановились именно на таком варианте. А идея названия «За живе!» пришла мне.

– Как по-вашему, люди готовы идти со своими проблемами в телевизор?

– Все очень индивидуально – зависит и от темы, и от героя, и от его личной истории. Ведь есть вопросы, которые просто не принято обсуждать в нашем обществе, и что-то мы не рассказываем даже близким людям. К тому же, сейчас, пока мы не вышли в эфир, зрители просто не знают, куда они идут, и есть определенное недоверие. Так что сейчас больше ищем мы их, а не они нас. Но на наши плашки и анонсы уже есть отклик – надеюсь, когда программа выйдет, он будет гораздо больше.

– Анонсируя проект, вы говорили, что намерены бороться с мошенниками и шарлатанами. У вас есть план действий на случай, если за разоблачениями пойдут угрозы?

– План появится, если они вдруг пойдут, но, надеюсь, что нас это минует. У нас, кстати, в этом направлении уже есть небольшой подвиг: мы разоблачили шарлатана, который лечил онкологию у ребенка биофотонами – пижамой и чашкой. Это были очень тяжелые съемки, вся команда вложила в них душу. Осложнялось еще и тем, что девочка была в очень тяжелом состоянии, но мы сумели организовать прямо в студии очную ставку шарлатана и мамы, он сначала все отрицал, но позже таки признал свою вину. Совершенно вопиющий случай, честно говоря, но все закончилось хорошо.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– Планируете довести эту историю до правоохранителей?

– Да, мы следим за дальнейшим ее развитием, подключаем юристов. Будем делать все, чтобы люди, которые занимаются чем-то подобным, напряглись.

– Вы уже сталкивались со случаями, когда человек сам себя залечил до негативных последствий, хотя врачи могли бы справиться с заболеванием за считанные дни?

– Да, к сожалению, такое случается очень часто. Как раз одна из первых программ будет посвящена такой истории. Парню всего 22 года, он облысел из-за инфекции, которую перенес в детстве. Все началось с маленькой царапины, и родители просто не обратили на нее внимания, а потом это переросло в серьезную инфекцию. Обратись они тогда к врачам – вылечили бы ребенка за неделю, а вместо этого он вынужден ходить в головных уборах и жутко стесняется себя.

– Вы говорили, что приходится искать истории. Где и как вы их ищете?

– По-разному. Какие-то находятся сами, а какие-то мы находим через нашу, как мы ее называем, агентурную сеть: журналисты ходят по поликлиникам, сидят на форумах в поисках интересных случаев. Также прорабатываем контакты людей, которые обращались  на «Я стесняюсь своего тела». Работает и так называемое сарафанное радио. Болезней, к сожалению, очень много.

– Эксперты в каждом выпуске будут одни и те же, или будут меняться в зависимости от темы?

– Есть те, которые будут появляться чаще – зрителю они знакомы по «Все буде добре» и «Я стесняюсь своего тела», а остальных мы будем привлекать тогда, когда это будет необходимо, ведь каждая тема требует узкопрофильных специалистов.

За живе!, Екатерина Назаренко, СТБ

– Подразумевается, что «За живе!» призван научить людей внимательнее следить за своим здоровьем. А чему уже успели научиться лично вы?

– На проекте «Все будет добре» я бросила курить (смеется). Здесь же каждый выпуск дает какой-то набор советов, которые я применяю в жизни, в том числе и в своей семье. Например, когда болит горло, я больше не пью чай с лимоном, потому что он еще больше раздражает слизистую. Точно так же и горячее молоко, которое создает на миндалинах пленочку, и бактерии чувствуют себя хорошо, – оно теперь под запретом. Эти советы пригодились, когда мой ребенок заболел.

– Он, кстати, на вас больше не обижается?

– Думаю, что нет (смеется). Недавно я приводила его на площадку, а потом он построил из лего кран  и сказал, что это – наш новый проект.

Как зритель оценит новый медицинский эксперимент вещателя – узнаем после сегодняшней премьеры, которая состоится в 18:30 на СТБ. Скажу вам по секрету, мне дебютный выпуск уже показали. Там много интересного – не пропустите.

Источник: МЕДИАНЯНЯ